Спортивный четверг. Интервью с Артуром Ахматхузиным

Наш сегодняшний герой не раз поднимался на первую ступень пьедестала. Он становился победителем российских, европейских и мировых турниров и в том числе в 2016 году завоевал золотую олимпийскую медаль по фехтованию.

Спортсмен этот Артур Ахматхузин. Поговорить с ним о спорте и о жизни мы приехали в Новогорск в центр фехтования им. Ильгара Мамедова.

Артур Ахматхузин — фехтовальщик, олимпийский чемпион 2016 года.

— Артур, здравствуй, спасибо, что уделил нам время в выходной день. Но, я так понимаю, что для тебя он не выходной так же, как и для вот этих молодых спортсменов. Только что видели, как они разминаются на велотренажерах. Это такой необходимый ритуал перед фехтованием?

— Да нет, просто сегодня по нашему плану мы сделали утром «сайкл-тренировку». Сейчас они будут уже переходить на специальную работу в парах в тренировочные спарринги.

— Сколько вообще длится «спарринг»?

— Соревновательный бой — это три периода по три минуты чистого времени. Достаточно такая серьезная нагрузка может быть. На самом деле, все, что раньше произойдет: либо бой на 15 уколов пройдет, либо время закончится, то есть я могу в первые 3 минуты выиграть поединок и сохранить силы на последующие бои.

— Ты больше 20 лет в спорте. Вот как спортсмен со стажем расскажи, как начинаешь утро, чтобы было много сил. Какие, может быть, ритуалы у тебя есть? Пьешь ли вообще кофе с утра, например? Многих кофеманов заинтересует.

— Да, очень люблю кофе. Каждое утро начинаю с чашки кофе.

— По поводу победы в Олимпиаде... Я читала о том, что это, фактически, уникальный случай и, может быть, даже единичный в истории, когда после тяжелой операции удалось выиграть такого уровня соревнования, как Олимпиада. Ну что может быть, вообще, весомее?

За 2 года до Олимпиады в Бразилии Артур перенес две сложные операции. Золото спортсмен взял с титановым протезом бедре.

— Травм, действительно, очень серьезная была. Операция достаточно серьезная, высокотехнологичная была. Вот и на моей памяти я не знаю таких примеров, чтобы возвращались спорт после подобных травм. Наверное, единичные случаи есть в спорте. Наверное, есть в этом что-то такое уникальное.

— Ты сам вообще ожидал победы? Вот то состояние свое помнишь, когда выходил?

— Мы очень много готовились к этим олимпийским играм и были, конечно, у нас определенные надежды, что мы выиграем, потому что мы из года в год были сильнейшей командой. В мировом рейтинге мы занимали первое место, поэтому вправе были рассчитывать на то, что мы можем выиграть эту олимпийскую медаль. Из нашей команды ни у кого не было опыта победы даже призовых мест на олимпийских играх. Это общая большая победа.

— Артур, но в сумке много клинков всяких...

— Давайте покажу, что я взял собой. Здесь три вида оружия. Покажу, чем они отличаются наглядно, что бы было видно. Это вот «рапира». Мой вид оружия, чем я занимаюсь. Вот это «сабля». Что объединяет рапиру и шпагу, что это два колющих вида оружия. Сабля — это рубящий вид оружия. То есть, достаточно одного легкого касания, чтобы фонарь зажегся на табло. А нам обязательно нужно уколоть.

— Вообще, травмоопасный вид спорта? Можно ли нанести серьезное ранение?

— Нет, практически невозможно. У нас есть специальные костюмы. Вот, смотрите, эта ткань используется в космосе. Она очень износостойкая, и ее пробить практически нереально. То есть, чтобы на ней появилась дырка, это должно что-то произойти неординарное.

— А как датчик определяет, что было прикосновение?

— Здесь в рапире поражаемая поверхность поверхности — это жилет без рукавов, на который сверху надевается свет на костюм. Как ты видишь, он из такого металлической нитки такой сшит. Когда я касаюсь наконечником именно этой ткани, тогда загорается цветной фонарь. Если я попаду, скажем, в пол или в руку этот фонарь будет белый. Это не засчитывается, как попадание. Засчитывается только вот в этот жилет. С недавнего времени я сменил соревновательный костюм на тренерский, если хочешь, я тебя могу дать урок как, как получаются спортсмены.

— Да, хочу конечно.

— Ноги согнуты коленях...

— Артур, спасибо большое за этот спарринг, за этот урок.

— Ты говорил, что пришел в спорт где-то 8 лет. Кто это решил или это ты захотел сам?

— Мой первый тренер — заслуженный тренер Советского Союза Аюпов Рамиль пришел в общеобразовательную школу, в которой я учился, и проводил там занятия в секции фехтования. Пришёл к нам в класс, сделал объявление. С этого все началось.

Родители воспитывали, настаивали, чтобы вот не бросал спортом заниматься. Мои родителя вообще никакого отношения к спорту не имеют. Они обычные простые рабочие, никакого понятия не имеют, что такое спорт.

— Ты сейчас в основном занимаешься преподаванием?

— Да, я закончил спортивную карьеру. Больше я не соревнуюсь. Сейчас я тренер. Молодых ребят тренирую. Также преподаю общую физическую подготовку в сборной команде по мужской и женской рапире.

— Это уголок для тренировки начинающих спортсменов, я так понимаю?

— Да. У нас висят также еще дополнительно мишени и есть вот такие. Вот наши коллеги по тренерскому цеху.

— Для чего они нужны?

— Нужны детям, которым занимаются у нас в секции. Они отрабатывают уколы.

— Вы к себе в секцию принимаете только детей? Или у людей постарше тоже есть шанс попасть к вам?

— У нас нет ограничений по возрасту. У нас есть группа спортсменов уже возрасте.

— Насколько я знаю, твоя жена она тоже спортсменка, тоже фехтует. Как вы познакомились, на сборах на каких-то?

— Познакомились на сборах на соревнования. Юля тоже рапиристка, чемпионка мира, чемпионка Универсиады. Мы примерно одного возраста и в одно время начали ездить по сборам.

— Кстати, не мешает то, что вы и дома вместе и в спорте тоже получается нередко пересекаетесь по работе.

— Мы сейчас практически не пересекаемся. Юля сейчас только-только начинает. Сделала первый набор из детей. Вышла из декрета. Пока видим она соскучилась по работе и есть еще такой определенный запал. Надеюсь, что это не пройдет. Со временем в Московской области появятся новые звездочки в спорте нашими стараниями.

— А по поводу своих детей же думали куда будете отдавать в профессиональный спорт?

— Насчет профессионального спорта я не знаю, но обязательно будем заниматься. Настаивать на том, чтобы он занимался только фехтованием, например, я не буду Что понравится, выберет сам. Мы же его поддержим.

— А вы демократичные родители или строгие? Разделены ли у вас роли?

— Ну, наверное, не такие строгие. Как-то сложно ругать и наказывать. Пока не получается. Манипулируют нами как можно.

— В разных видах спорта разные физические данные нужны. У баскетболистов высокий рост, футболисты должны быть поменьше, но очень быстрые. А в фехтовании есть такое?

— Никаких ростовых там или весовых категорий нет. Мы выступаем на одних соревнованиях.

— Ты сейчас живешь в Химках?

— Да. Мы сюда переехали, потому что здесь открылась такая школа. Я, наверное, лет 15 провел вот в этом районе. У нас в 5 километров отсюда учебно-тренировочный центр в Новогорске, где всегда проходят сборы и с этим местом нас многое связывает.

— Три качества, которые ты больше всего ценишь людях, вот не думая?

— Трудолюбие, харизма, доброта.

— Что больше нравится: преподавать или фехтовать самому?

— Сейчас, наверное, преподавать.

— Не скучаешь?

— Скучаю периодически, но уже, как бы, время прошло и сейчас другие цели.

— Ты романтик или прагматик? Просто фехтование считается таким романтичным видом спорта.

— Пусть будет романтик.

— Спасибо большое. Очень было приятно пообщаться, до новых встреч!

— Спасибо!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите клавиши Ctrl + Enter

Комментарии

Оставьте комментарий первым

Материалы по теме